Аркадій Бабченко: Путін загнав себе у кут, але встиг озброїти Україну

Аркадій Бабченко: Путін загнав себе у кут, але встиг озброїти Україну

Отже, переговори закінчено. Путіна остаточно і безповоротно послали нах*р із усіма його вимогами та червоними лініями. Послали США та особисто Байден. Послав НАТО і особисто Столтенберг. Причому НАТО ще й висунув зустрічний ультиматум — забратися з України, Грузії та Молдови.

Говорити більше нема про що. І ні з ким. Вищестоящих інстанцій більше немає.

Фініта ля комедія.



Далі текст мовою оригіналу

За эти пару недель Путин успел:



Вооружить Украину, как никто не мог и предположить

Объединить Европу, как никто и не мог предположить

Запустить процессы энергетической безопасности Европы и независимости её от российских углеводородов, о чем никто не мог предположить еще месяц назад

Окончательно маргинализировать Недорейх

Загнать себя в угол.

Он все думал, что и в этот раз будет так же, как и всегда. Что бесхребетный, любящий тихую, сытую, комфортную жизнь Запад просто банально испугается. И, задрав лапки, сделает все, чтобы избежать войны. И, исходя из этой предпосылки, поднял ставки на заоблачную высоту.

А Запад взял — и не задрал. И не побежал. И не поджал хвост. И поднял ставки в ответ. И еще выше.

И мяч теперь действительно на стороне Путина.

Что он будет с ним делать — не знает теперь никто.

Даже сам Путин.

Поздравляю, Вова.

«Европейская бюрократия долго раскачивается, но раскачивается в итоге всегда. Европейская бюрократия запрягает всегда очень медленно. ЕС, ООН, ПАСЕ, ОБСЕ, всякие там Еврокомиссии и пр. — все это жутко забюрократизированные махины, которые очень тяжело сдвинуть с места. Чтобы вся эта куча бюрократии просто начала работать, требуется год, а чтобы она разогрелась и вышла на рабочий режим — два. Я уже писал об этом. Когда говорил, что Европа ответит. Дайте ей только время. Ей оттдуплить надо. Она долго раскачивается.
Но раскачивается в итоге всегда».

В 2015 году написано.

Ваш Дед.

Я думаю, в Кремле сейчас сидят, и грызут локти. Зря, Володенька, ты решил пипиркой со всем миром померяться. У всего мира она оказалась длиннее. Как всегда.

Что будет делать загнанная в угол крыса? Я не знаю. Мы не знаем. Никто не знает.

Ближайшие дни будут днями принятия решения. Они все покажут.

Но ситуация изменилась. Расклад сил изменился.

И изменился сильно.

Если бы месяц назад я бы однозначно сказал, что — да, Россия может осуществить успешное вторжение, то теперь такой уверенности у меня нет совсем. Около тысячи «Джавелинов», две тысячи NLAW, восемь тысяч «Стугн» и «Корсаров», десятки «Байрактаров», тысячи РПГ-7 и РПГ-18, ствольная артиллерия, авиация, танки.

Закон о ленд-лизе в конгрессе. Налаженный воздушный мост поставок. Всех. Всех стран Европы и Северной Америки.

Сотни тысяч мотивированных бойцов. Беспрецедентная поддержка всего мира.

Да, расклад изменился очень сильно.

Ставка на спящего дедушку Байдена не сработала. Совсем. Байден оказался не то, что дедушкой-маразматиком, а…

Чтобы понимать: Байден — это политическое животное. Это не оскорбление. Ровно наоборот. Это такой термин. Обозначает человека, который чувствует себя в политике, как ягуар в джунглях. Полностью в своей тарелке.

Байден на политической арене уже полвека как. Чувствует себя на ней, вот реально как рыба в воде.

Это человек, который еще сенатором прикладывал руку к развалу СССР. Который был одним из архитекторов уничтожения режима Милошевича. И применения силы против Белграда. И теперь, с высокой долей вероятности, будет архитектором заката режима Путина.

Фатальная ошибка для подполковника КГБ.

Не на ту лошадку ты поставил, Вова.

Не на ту.

И дело теперь совсем не в Украине. Украина отныне — лишь точка приложения сил. Вместо неё могла бы быть любая другая европейская страна. Хоть та же Литва. Или Финляндия. Или Швеция, про захват острова Готланд которой они так радостно говорят.

Запад будет теперь бороться не просто за Украину.

Да, на территории Украины — но уже не только за неё.

Он будет теперь бороться против Путина.

Он осознал, что на его восточных рубежах, спустя семьдесят лет, вырос новый недофюрер. Он понял это, наконец. Я, вот, ощущаю себя сейчас в некотором смысле безработным. Десять лет я долбил эту стену. Десять лет я вдалбливал в головы эту мысль. И вот теперь она стала общепринятой. Наконец.

Европа поняла — у нас родился новый Адольф Владимирович Каддафи.

И в этот раз политики умиротворения больше не будет. «Мюнхен» идет по всему миру с невероятными рейтингами. Все всё поняли. Ну, когда орки по зомбоящику напрямую рассказывают, как они будут захватывать Готланд, трудно не понять.

Если какие-то люди обещают вас убить — поверьте им (с).

Поверили.

Мои поздравления еще раз.

В свою очередь, И Путину придется воевать не с Украиной. Теперь ему придется воевать со всем миром.

А эту войну не выигрывал еще ни один недофюрер.

Никто. Никогда.

Мы не знаем, какое решение примет Путин. Во что все это выльется. Он, повторюсь, сам не знает.

Но точка бифуркации уже пройдена. Рубикон пройден. Барьер пробит.

Противостояние России будет теперь везде.

На любом театре военных действий.

В любой сфере их гибридной войны.

Энергетической. Информационной. Кибернетической. Экономической.

Мы сейчас с вами живем в период, когда солнце над империей в очередной раз прошло точку зенита — и двинулось к закату.

Всё, у России теперь начался обратный отчет.

Третья серия развала империи неизбежна.

И Украина в этой серии победит. Да, они могут двинуть танковые колонны. Да, они могут — наверное, все еще могут — захватывать города. Но вот удерживать их…

Чечня — сто пятьдесят километров. Украина — тысяча триста. В десять раз.

Население Чечни было около миллиона двухсот тысяч. Украины — сорок миллионов.

Чтобы завоевать Чечню, им понадобилось пятнадцать лет.

В одном Харькове проживает полтора миллиона. Столько, сколько во всей Чечне. По сравнению с Грозным 1995 года Харьков больше раза так в два-три. С совершенно другой плотностью застройки — в Грозном многоэтажки были только в центре, остальное все частный сектор.

Штурм Грозного занял больше месяца и обошелся им в полторы тысячи человек.

При том, что обороняли город всего НЕСКОЛЬКО ТЫСЯЧ бойцов.

Всего несколько тысяч.

В районе трёх-пяти.

Я вам честно скажу — я не представляю, во что им обойдутся штурмы украинских городов. Тем более, что в каждом окне, в каждом подвале, теперь может быть «Джавелин», «Стингер» или «Карл Густав», о поставках которого заговорила вчера Канада.

Остановит ли их это? Ну, горы трупов их никогда не останавливали. Ни своих, ни чужих.

Да, крови они попить способны. Ой, как способны. И долго пить.

Остановит их только украинская армия. Украинское Сопротивление.

Но этот вариант с каждым днем становится все вероятнее и вероятнее.

В тысяча девятьсот двадцатом отбилась Польша. От превосходящих сил большевиков.

В две тысячи двадцать втором отобьется Украина.

Да, наверное, не сразу. Да, это тоже может растянутся на годы. Но это неизбежно.

С УПА они боролись до середины шестидесятых.

Сегодня у них больше нет ни таких ресурсов, ни такого количества людей, ни такой машины подавления, ни такой идеологии.

День вторжения России будет днем начала её конца.

Это, повторюсь, неизбежно.

Слава Украине!

Ваш Дед.

disclaimer_icon

Важливо: думка редакції може відрізнятися від авторської. Редакція сайту не відповідає за зміст блогів, але прагне публікувати різні погляди.

Залиште свій коментар



Loading...