Тука: Путин раздражен, Россия готовится к захвату «серых зон» на Донбассе

Тука: Путин раздражен, Россия готовится к захвату «серых зон» на Донбассе

Российская власть чувствует большое раздражение из-за того, что не удается быстро достичь своих целей в Украине, а также сознательно идет на конфронтацию с Западом.



На оккупированном Донбассе происходят опасные процессы как в информационном пространстве, так и в зоне боевых действий. Есть все основания ожидать, что «серая зона», которую оставили ВСУ в рамках разведения сил, будет занята российскими наемниками.

Такое мнение в эфире телеканала OBOZREVATEL высказал экс-замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука.


– Офицер ВСУ «Штирлиц», он же Анатолий Штефан, обнародовал видео, на котором дети в оккупированном Крыму, в Джанкое, проходят военную подготовку. По его словам, россияне превратили полуостров «в лагерь для подготовки будущих боевых отрядов Путина». Мы все играли в войнушки, но автоматов и камуфляжа у нас не было.

– Да. Одно дело – игра, а другое – системная подготовка. Это явно не игра. Это не какая-то новость. Происходит процесс милитаризации. Он идет параллельно и в Крыму, и на оккупированной части Донбасса.

Это укладывается в общий тезис о «национально-патриотическом воспитании». Это все подводится под лозунги: в Крыму – «Мы снова с Россией», «Россия – наш дом», «Отстоим, агрессивной Украине не отдадим». Примерно такие же тезисы и на Донбассе.

Я пока не фиксировал в Крыму случаев, когда во время каких-то мероприятий озвучивались бы тезисы, что, мол, «русский мир – это не только Крым, нам надо идти дальше…» Но что касается оккупированной части Донбасса, то там, к сожалению, с постоянной регулярностью звучат тезисы о том, что территория «ДНР» и «ЛНР» – это не эти куски Донбасса, а это вся область Донецкая и Луганская. Что «русский мир не ограничивается территорией только Донецкой и Луганской области, а простирается дальше…»

В этом я вижу определенное отличие. И главное отличие заключается в том, что эти мероприятия в Крыму, которые были только что показаны, происходят под официальным патронатом властей Российской Федерации. Так как Россия официально признала Крым своей территорией.

Что касается оккупированной части Донбасса, то там все эти мероприятия проходят под патронатом вроде как главарей «ДНР» – «ЛНР». Вроде как Россия не имеет к этому непосредственного отношения.


Нигде в мире государство не освобождало свою территорию путем отвода собственных вооруженных сил.

– Может ли Украина каким-то образом, посредством Крымской платформы или другой, привлечь к этому внимание мирового сообщества? Мы не можем защитить своих граждан в Крыму, не допускаются международные независимые организации, Красный крест…

– Я не оптимист в этом. Потому что в этом заключается достаточно жесткая позиция РФ. Последние полторы-две недели наблюдается эскалация противостояния России с коллективным Западом.

Я вынужден постоянно мониторить российские СМИ. То, что там происходит сейчас, я не видел, пожалуй, с середины 1970-х годов. Идет просто невероятная промывка мозгов с помощью довольно грязных приемов, дерзко. Иногда даже за чертой культуры общения.

Очень показательна пресс-конференция Лаврова и Борреля, во время которой Лавров все равно что мокрой грязной тряпкой отхлестал его по физиономии. А через 3-4 дня состоялось заседание Совбеза ООН по инициативе той же России, где прозвучало довольно яркое выступление представителя России Небензи, который объявил два фундаментальных тезиса.

Тезис первый – переговоры должны быть между тремя украинскими сторонами. Тезис второй – обвинение Германии и Франции в том, что они заняли позицию Киева, «хунты» и «фашистов», следовательно, в дальнейшем не могут выступать в качестве модератора.

– Риторика России не меняется, она просто становится или более агрессивной, или более мягкой. Но для чего они делают это сейчас? Крымская платформа анонсирована, санкции США вводят, «Северный поток-2», похоже, таки не достроят.

– У меня есть двойственное ощущение. Первое – скоро выборы в Госдуму России. Не секрет, что рейтинг «Единой России» не рухнул, но он меньше, чем нынешнее присутствие депутатов от этой фракции в Думе. Итак, фактически, если ничего не вводить, то в будущем составе Госдумы единороссов будет меньше, чем сейчас. Это будет свидетельствовать о снижении поддержки населением пропутинской группировки. Это недопустимо с точки зрения идеологемы нынешней России.

Читайте також:   В Тернополе спортивный инструктор обстрелял детей: новые детали вопиющего инцидента

Каким образом можно объединить вокруг власти электорат? Старый как мир прием – поиск внешнего врага. И это сейчас происходит в российских политических шоу.

Второе – у меня такое ощущение, что российские власти сейчас испытывают большое раздражение.

Скажу откровенно: после победы Зеленского у россиян были огромные надежды, что им удастся этого неопытного и мало приспособленного к политической жизни человека привести в свою повестку дня. И сейчас они видят, что этого не удается.

С моей точки зрения, это не удается не потому, что Зеленский изменил свою позицию на проукраинскую. Просто в Украине существует большое количество рядовых граждан, которые не позволят никому – кто бы ни был во главе нашего государства – сделать шаги, к которым стремится Кремль. На это не рассчитывали российские власти.

Кроме того, во время пребывания во главе США президента, который уже оставил свой пост, тоже были ожидания по смене антироссийской позиции. Но на самом деле каких-то больших сдвигов не произошло. Более того – происходило поэтапное обострение на стратегическом уровне между США и Россией.

Села в серой зоне могут оккупировать.

– Я хотел бы вернуться к обострению, которое сейчас у нас. С января 10 погибших военных. Официальная риторика Украины – «все равно перемирие продолжается».

– Что касается тезиса о всеобъемлющем перемирии, несмотря на провокации – у меня есть простой пример. Представим, что рядом с вами живет грубый сосед, который каждый день приходит и разбивает вам лицо в кровь. Вы обращаетесь в полицию. Полиция пришла, наложила штраф, он пообещал, что больше такого не будет.

Но он начал не каждый день разбивать вам лицо, а по воскресеньям. Вы будете чувствовать себя довольным? Будете говорить, что вопрос решен?

Поэтому я не могу воспринимать термина о всеобъемлющем перемирии. Действительно, эскалация сейчас гораздо ниже, чем год или два года назад. Я читаю «СМИ», работающие на оккупированном Донбассе, смотрю на их риторику.

Я очень хотел бы ошибаться, но могу предвидеть, что в ближайшее время можно ожидать попытки занятия тех территорий так называемых серых зон, из которых в свое время вышли украинские военнослужащие, выполняя условия режима разведения.

– То есть, пока снег или когда появится «зеленка»…

– Не имеет значения. Речь же не идет о тяжелом вооружении. Заходят ДРГ, занимают населенные пункты. После того подтягивают, по меньшей мере, минометные расчеты. Для удержания населенного пункта этого достаточно. Тем более, речь идет о небольших селах.

– Если это произойдет, то в чем сверхзадача? Ведь украинские военные могут ответить. Или действительно у них будут связаны руки, если эти ДРГ полезут?

– Действительно. Для того, чтобы занять то же Золотое, совсем не обязательно начинать обстрелы. Село сейчас никем не контролируется. Зашли и расположились. А потом их выбивать оттуда. Но с противоположной стороны начнутся обстрелы уже с применением артиллерии.

– А почему тогда отдают эти населенные пункты?

– Я не знаю. Я никогда не воспринимал тезис о разведении. Я много исследовал пути решения конфликтов и постконфликтного урегулирования за последние годы. Мне не известны случаи, когда любое государство освобождало бы собственную территорию путем отвода собственных вооруженных сил.

Залиште свій коментар



Loading...